Чем занимается Центр Кузьмича в Украине?

Для Украины вопросы физической ядерной безопасности были и остаются актуальными. В стране — 15 действующих энергоблоков, Чернобыльская зона отчуждения с рядом специфических объектов, а также — промышленность, медицинская область, исследовательские установки, объекты обращения с радиоактивными отходами. Все они требуют соответствующего уровня физической защиты, учета и контроля ядерных и других радиоактивных материалов.

О том, какие в стране существуют проблемы по данному направлению и пути их решения редакция сайта Uatom.org говорила с руководителем Учебного центра по физической защите, учету и контролю ядерного материала имени Джорджа Кузьмича Виктором Ивановичем Гаврилюком.

Виктор Иванович Гаврилюк, руководитель Учебного центра по физической защите, учету и контролю ядерного материала имени Джорджа Кузьмича

 

— Виктор Иванович, расскажите, как вы попали в Учебный центр по физической защите, учету и контролю ядерного материала имени Джорджа Кузьмича?

— После окончания аспирантуры Института физики Академии наук УСРС в 1969 году я остался работать в Институте физики, затем работал в Институте ядерных исследований, а с 1974 по 1983 год – в Аппарате Президиума Национальной академии наук. В 1983 году я вернулся в Институт ядерных исследований на должность заместителя директора по науке. Когда мне исполнилось 60 лет, решил дать дорогу молодым и перешел в Учебный центр по физической защите, учету и контролю ядерного материала, возглавив его. Здесь я работаю уже более 19 лет.

— Расскажите вкратце историю Центра? Почему он назван в честь представителя Министерства энергетики США в Украине Джорджа Кузьмича?

— Когда в 1991 году Украина обрела независимость, в наследство от СССР она получила значительное количество ядерных боеприпасов и носителей. Конечно, это беспокоило мировое сообщество, которое очень переживало, чтобы ядерное оружие или ядерный материал не попали в руки преступников или террористов.

В 1993 году Соединенные Штаты Америки и Украина подписать Соглашение о помощи Украине в ликвидации стратегического ядерного оружия. В рамках этого Соглашения было подписано три имплементационных соглашения. Первое – касалось ликвидации ядерного оружия, второе – создания государственной системы контроля, учета и физической защиты ядерных материалов, третье – создания государственной системы экспортного контроля ядерных материалов.

В соответствии со вторым имплементационным Соглашением США начали оказывать помощь трем организациям в Украине: Харьковскому физико-техническому институту, Севастопольскому институту ядерной энергии и промышленности и Институту ядерных исследований в Киеве в создании систем физической защиты ядерных материалов и ядерных установок этих институтов. Институт ядерных исследований стал первым, кто справился с задачей. Случилось это в 1997 году. В процессе создания системы физической защиты оказалось, что специалистов, имеющих эксплуатировать эти системы, в Украине нет. В 1997 году между Украиной и США был подписан Меморандум о том, что на базе Института ядерных исследований НАНУ будет создан Учебный центр по физической защите, учету и контролю ядерного материала.

8 октября 1998 наш Центр был открыт. В его становление значительный вклад сделал Джордж Кузмич – представитель Министерства энергетики США в Украине. К сожалению, до официального открытия Центра он не дожил, трагически погиб в автокатастрофе на территории Украины.

— Виктор Иванович, первые годы работы и основные вызовы помните?

— В то время перед нами стояло немало проблем и вызовов. Первая, у нас не было преподавателей. Вторая – в Украине еще только формировалось законодательство по физической защите.

Первый курс лекций нам читали специалисты из США, затем наши преподаватели работали под их наставничеством, и наконец в 2000 году мы полностью взяли инициативу в свои руки.

11 сентября 2001 в США террористы осуществили беспрецедентные по своим масштабам террористические акты. Тогда злоумышленники захватили четыре рейсовых пассажирских авиалайнера, два из которых врезались в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Еще один – был скоординирован в здание Пентагона, рядом с Вашингтоном, и последний – упал на поле в штате Пенсильвания.

Мировому сообществу после 11 сентября 2001 года стало ясно, что:

— в мире существуют силы, которые готовы совершить преступление с любым количеством жертв;

— эти силы используют средства чисто мирного назначения как средства разрушения;

— эти силы готовы отдать жизнь ради достижения своих преступных целей.

До этого считалось, что ядерный материал с высоким уровнем излучения – сам себя защищает. После ряда терактов в США мировое сообщество убедилось, что при наличии террористов-смертников это положение не действует.

С 2001 года мировое ядерное сообщество наряду с понятием «физическая защита» использует понятие «физическая ядерная безопасность». Как ни прискорбно, сегодня последнее так и не нашло своего отражения в нормативно-правовом поле Украины.

Согласно мировым стандартам физическая защита является составляющей физической ядерной безопасности. Цель физической защиты – защищать ядерный материал и ядерные установки. Цель физической ядерной безопасности – защищать население и окружающую среду от тех посягательств, которые могут быть совершены преступниками (террористами) с помощью ядерных материалов.

На самом деле, это очень важная вещь. И ее необходимо понимать. В то время как весь мир готовит специалистов по физической ядерной безопасности, мы даже специалистов по физической защите не готовим. Раньше готовили в Севастополе, однако из-за аннексии Крыма, потеряли такую возможность.

— В КПИ им. Игоря Сикорского обещают до 2019 года открыть новую специализацию, где будут готовить специалистов по физической защите, учету и контролю ядерных материалов. Успеют?

— Надеюсь, что да. Сейчас работа в КПИ идет активными темпами: готовят учебники и преподавателей. Открыть новую специализацию планируют на базе специальности «Атомная энергетика».

В то же время, в КПИ на сегодня отсутствует материально-техническая база обучения по этой специальности. Впрочем, такая база есть у нас: полигон с соответствующей инфраструктурой и современным оборудованием, лаборатории с приборами для проведения лабораторных работ. Собственно говоря, у нас есть все необходимое для обучения студентов. Поэтому, если специализацию откроют – будем готовить специалистов с КПИ вместе.

— Расскажите об основных направлениях деятельности Центра?

— Учитывая тот факт, что наш Центр называется учебным, не трудно догадаться, чем мы занимаемся. Кого и почему мы обучаем? Вот в чем вопрос.

В Украине мы – единый Центр, который имеет право проводить повышение уровня квалификации по направлению физической защиты, учета и контроля ядерных материалов. Квалификацию у нас повышают: четыре категории специалистов АЭС (от высшего руководства до обычных сотрудников), специалисты исследовательских ядерных установок; специалисты объектов обращения с радиоактивными отходами; персонал Национальной гвардии Украины, охраняющий отечественные ядерные объекты; а также – лицензиаты и госслужащие по данному направлению (Министерство энергетики и угольной промышленности Украины, Министерство экологии и природных ресурсов, Государственная инспекция ядерного регулирования Украины и другие).

В течение последних нескольких лет наиболее плодотворно мы работали именно с Национальной гвардией Украины. Новый учебный курс, который я сейчас для них готовлю – «Психологические аспекты несения военной службы при охране АЭС». Очень интересный курс, одной из составляющих которого является проблема радиофобии в Украине.

А знаете ли Вы, что радиофобия – это болезнь? Ее симптомы очень похожи на первую стадию лучевой болезни. Головная боль, повышение температуры, слабость, сонливость, рвота.

Думаю, здесь уместно рассказать одну историю из жизни. Когда-то давно я работал начальником штаба от НАНУ в Чернобыле. Пришел ко мне один военный и начал жаловаться, что ему плохо. У него была повышенная температура и все другие признаки первой стадии лучевой болезни. Было видно, что он не симулирует. Однако, когда я стал спрашивать его, где именно он был, выяснять места, в которых он работал – оказалось, что достичь того уровня дозы облучения, который привел бы к первой стадии облучения, он никак не мог. Я долго не мог понять, как такое могло случиться. И только с опытом осознал, у него была радиофобия. На сегодняшний день около 11 000 бывших военных-ликвидаторов ею болеют.

— Кто лечит радиофобию?

— Радиофобию могут лечить только психологи. Тот военный, который ко мне приходил, сам себя убедил, что он болен. В результате у него, действительно, начали появляться симптомы лучевой болезни.

— Виктор Иванович, расскажите, какие еще интересные курсы проводит Ваш Центр?

— Неинтересных курсов у нас нет. (Шутит – ред). Среди самых популярных: те, которые проходят специалисты Национальной гвардии непосредственно на ядерных установках. Один из самых популярных курсов – отработка действий подразделения по охране в условиях чрезвычайных и кризисных ситуаций. Чрезвычайная ситуация – это та, которая может привести к смерти человека или потери здоровья, скажем в результате землетрясения, наводнения, пожара или взрыва. Кризисная ситуация – это та, которая связана с преступными действиями людей в отношении ядерного объекта. Это может быть нападение террористов, похищение ядерного материала, захват террористами заложников. Там уже на местах мы задействуем весь наш арсенал: боевые машины, автоматы, беспилотники. Все это дает возможность воспринимать ситуацию значительно лучше, чем с конспектом в аудитории. Такого формата курс мы планируем провести в апреле на площадке Южно-Украинской АЭС, а в мае – на Хмельницкой АЭС.

— Сколько у вас в штате преподавателей?

— Штат Учебного центра по физической защите, учету и контролю ядерного материала имени Джорджа Кузьмича – 11 человек, вместе со мной.

— Ваши курсы платные?

— Да.

— Специалистов из других стран учите?

— Да. Курсы повышения квалификации у нас проходили армяне, грузины, азербайджанцы, узбеки, литовцы, белорусы. В ноябре 2017 года у нас учились специалисты из Казахстана: представители министерств, силовых структур и ведомств.

На протяжении 20 лет мы сотрудничаем с национальными лабораториями Минэнерго США.

— В чем отображается это сотрудничество?

— Совместно с этими лабораториями мы готовим некоторые учебники или как мы их называем учебные пособия.

До того, как подготовить пособие – мы бесспорно советуемся с заказчиком учебного курса, скажем с Национальной гвардией. Подробно расписываем план и программу обучения. Программа эта в свою очередь согласовывается с Национальной гвардией и обязательно с Госатомрегулированием. Затем – она утверждается на ученом совете Института ядерных исследований. И только после этого – мы готовим пособие, который в дальнейшем направляется на международную экспертизу в США.

Однажды мы получили достаточно интересный комментарий от экспертов США: «Просим засекретить этот учебник, ведь он является прекрасным учебным пособием для террористов».

— А сколько всего пособий Вами подготовлено на сегодняшний день?

— За весь период деятельности где-то около 40. Сейчас в употреблении — 25. Над устаревшими работаем — переделываем.

— Знаю, что из иностранных организаций сотрудничаете с МАГАТЭ и Шведским органом по радиационной безопасности? Что именно делаете вместе?

— Преподаватели нашего центра в составе команд МАГАТЭ время от времени принимают участие в учебных курсах по нашей тематике как в Украине, так и за рубежом.

Со Шведским органом по радиационной безопасности и Норвежским агентством радиационной защиты ежегодно проводим Всеукраинскую конференцию по физической защите, учету и контролю ядерных материалов. В этом году состоится XV – юбилейная.

Ранее со Шведским ядерным регулятором разрабатывали учебные курсы для Госатомрегулирования. Однако, как ни прискорбно, последние 2-3 года по этому направлению больше не сотрудничаем.

— Что касается XV Украинской конференции по физической защите, учету и контролю ядерных материалов – организация мероприятия уже идет?

— Да, мы активно работаем над этим. В данном контексте хотелось бы отметить, что наша конференция имеет большое значение для Украины. По направлению физической защиты, учета и контроля ядерных материалов – мероприятий такого уровня в Украине не проводит никто.

— Проблемы с финансированием мероприятия есть?

— Последние годы конференция финансируется совместными усилиями Шведского и Норвежского ядерных регуляторов, во многом помогает ГП НАЭК «Энергоатом». Откровенно говоря, сегодня я ищу дополнительного спонсора для проведения нынешней конференции. Как-никак конференция юбилейная, хотелось бы порадовать участников каким-то эксклюзивом.

— Где будет проходить конференция в этом году?

— В этом году нас принимает Запорожская АЭС.

— Виктор Иванович, кроме проведения учебных курсов и отраслевых мероприятий – чем еще занимаетесь?

— Мы являемся авторами словаря терминов по физической защите, учете и контролю ядерных материалов. Подготовили украинскую, русскую и английскую версии, потому утвердили приказом Госатомрегулирования.

Также совместно с отечественным ядерным регулятором разработали 28 нормативно-правовых актов по этому направлению. На сегодняшний день все они приняты на уровне Кабмина, приказов Госатомрегулирования, органов государственного управления.

— Стоят ли сейчас какие-то проблемы перед Учебным центром по физической защите, учету и контролю ядерного материала? Какие пути их решения?

— Проблема первая – нас мало. Скажем, если бы мы имели 20 специалистов в штате – было бы, конечно, более комфортно работать.

Проблема вторая – на сегодня материально-техническая база Центра достаточно современная. Однако, пройдет несколько лет и оборудование устареет. Где брать средства на новое оборудование – пока не знаем.

Проблема третья – у Центра нет средств на участие в международных форумах и конференциях. Мы проводим повышение уровня квалификации отечественных специалистов. Однако не можем повышать уровень собственной квалификации.

Проблема болезненная – в Украине развитие Центра не поддерживает никто.

— Если бы на финансирование Центра тайный инвестор выделил 10 млн. долларов. На что бы Вы их потратили?

Первое – оборудовал бы Центр самыми современными лабораториями и оборудованием.

Второе – открыл бы при Учебном центре отель, где слушатели наших курсов имели возможность жить в комфортабельных условиях.

Третье – расширил бы штат.

Четвертое – отправлял бы специалистов Центра на повышение квалификации в лучшие институты мира.

Если бы тайный инвестор появился в этом году – издал бы книгу, приуроченную к 25-летию системы физической защиты Украины.

 

Редакция сайта Uatom.org